Присоединяйся!
закрыть
Следи за жизнью дорогой редакции. Узнавай первым о наших новостях и обновлениях сайта. Общайся с тысячами других читателей
Официальные страницы в социальных сетях:

Пауки в церковной лавке – 1

Филарет - всегда с Богом?

Не сбылось, не срослось, не случилось… А сколько ожиданий, анонсов, обещаний! В очередной раз создание «единой поместной украинской православной церкви», широко анонсированное во властной тусовке и СМИ «незалэжной», отложено на неопределенный срок. Более того, этих самостийных церквей все больше.

Миша и Юра. Главный – Леня, но позвали Варфоломея

Начать придется издалека. В дальнем уголке Харьковской области, Балаклее, обосновалась когда-то давно русская семья. Он – строитель с Алтая, она – учительница в школе. Родился сын, щуплый, болезненный мальчуган. Таким не в спортсекцию, а на филфак. Юре Исиченко уготовано было второе, особыми внешними данными и талантами не отличался, но студентом Харьковского госуниверситета оказался прилежным. Брал науку «пятой точкой». В общежитийских оргиях на проспекте Ленина, 20, по словам однокурсников, никогда не участвовал. Там – по десятку девчонок на каждого мужика и гастроном напротив. Да и филологини на Юрика внимания не обращали, хоть каждый мужик на факультете – в почете. На курсе у Исиченко их было всего четверо: два раздолбая после армии, один харьковский мамин мальчик-отличник и Юра. Исиченко между тем успешно сдавал сессию за сессией, особо отличался в марксистских дисциплинах, стал круглым отличником, Ленинским стипендиатом. На таких ребят в то время обращал внимание КГБ. Но в Комитет после окончания филфака позвали двух раздолбаев-однокурсников. Юра же на «военке» и в трехмесячных батуринских лагерях после защиты диплома стоически переносил их издевательские шутки. Мирился с этим, потому как раздолбаи-сокурсники таскали его автомат во время марш-бросков и ставили бутылку «шмурдяка» прапору за Юрины «неметание» гранаты и «неподтягивания» на перекладине. Исиченко тихо уехал по распределению в родную Балаклею, учительствовать в мамину школу. Но вскоре снова всплыл в Харькове на филфаке, преподавателем. Защитил кандидатскую по древнерусской литературе. В общем, устроился.

В то самое время сын донбасских шахтеров Миша Денисенко уже гордо надевал на праздники ордена Дружбы народов и Трудового Красного Знамени. Да и ни Мишей его уже звали, а Филаретом, был он руководителем Украинского экзархата Русской православной церкви.

Юра Исиченко и Миша Денисенко познакомились на заре «незалэжности» - и сразу друг другу не понравились. Юра к тому времени уже запустил жиденькую бороденку, надел клобук и назвался «автокефальным отцом Игорэм», чего Филарет явно не воспринимал. Автокефалию Миша Денисенко тихонько приберегал под себя, на случай, если не удастся ему проглотить весь Киевский экзархат. Так что в более молодом кандидате филологических наук в клобуке Филарет почувствовал возможного конкурента. А как могло быть иначе: «дети лейтенанта Шмидта», как утверждали классики, никак не могли поделить территорию Советского Союза, даже ее часть. А Украина для авантюристов всех мастей в период развала Союза оказалась настоящей Меккой. Миша Денисенко (Филарет) понял тогда, что игры с Москвой для него ничего хорошего не гарантируют. Он – Филарет, второй человек в Русской православной церкви был без минут Патриархом. Но что-то не понравилось в его поведении иерархам РПЦ, и они, вопреки прогнозам, проголосовали за Алексия II. Денисенко остался почти ни с чем, то есть с тем, что было – с разворовываемым со всех сторон Киевским экзархатом. В этом время уже рвали страну на лакомые куски деловые ребята. И бывший завотделом пропаганды и агитации ЦК КПУ Леонид Кравчук стал единовластным правителем в Киеве. К нему-то и устремил свои взоры Миша-Филарет. Кравчук заявил о стремлении добиваться создания независимой Украинской православной церкви, что вписывалось в его геополитическую концепцию «Гэть (прочь – авт.) от Москвы!» - одна нация, одна религия, одна страна. Проблему самостийной церкви подсказал американский политсоветник, небезызвестный Збигнев Бжезинский. В то время он выдвинул две принципиальных позиции: 1. Без Украины – Россия ничто. 2. Русская православная церковь – угроза для США. И Миша-Филарет, который до осени 1991 года предавал анафеме всех тех, кто заикался об автокефалии, вдруг неожиданно для общества и паствы превратился в ее ярого сторонника. Свою «новую концепцию» развития религиозной деятельности на Украине он представил во время Собора УПЦ в Киево-Печерской лавре.
Стоит отметить, что разделение украинского православия на каноническое (УПЦ) и автокефалистское (УАПЦ) произошло уже к середине 90-го года. На западе республики к тому времени, кроме того, уже активно действовали униаты, представители Украинской греко-католической церкви, подчиненной Ватикану. Они, сторонники львовского епископа Андрея Шептицкого, благословившего когда-то дивизию СС «Галиция», силовыми методами захватывали православные храмы, избивали и убивали верующих РПЦ. Их фактическими союзниками стали новоявленные автокефалисты Украинской православной церкви (УАПЦ). В июне 1992 года они совместно провели в Киеве «учредительный собор» Украинской православной церкви Киевского «патриархата». Основным закоперщиком действа тогда и выступил патриарх-раскольник Филарет. Юра Исиченко получил лишь харьковскую «епархию». Между делом захватили Владимирский собор на бульваре Шевченко в Киеве. К слову, расписывал церковь Врубель, в свое время патриархи РПЦ не хотели ее освящать… Мало ли чего, раскольников такие нюансы не беспокоили. Они было задумали захватить Киево-Печерскую лавру, но тамошние монахи вместе с прихожанами истинной православной церкви начистили им мордасы.

Каждому нынешнему младшекласснику в «незалэжной» известно: египетские пирамиды построили великие укры. И первым языком на земле была, естественно, дермова (державный язык то бишь). И Черное море вырыли укры, и Иисус – из них. Так и с православием. Причем тут Москва, РПЦ? Появилась более достоверная история от Миши-Филарета. Денисенко попробовал доказать: Киевская митрополия всегда находилась в юрисдикции Константинопольской православной церкви. А переход ее в Московский патриархат провели незаконно, с нарушением канонов. Это Миша-Филарет тоже точно знает. Хоть и случилось событие в …1686 году. РПЦ во главе с Алексием II и так была уже почти на все готова. Украинский экзархат заменили на Украинскую православную церковь, которой разрешили иметь свой синод. Записали, что предстоятель УПЦ избирается украинским епископатом и лишь благословляется Патриархом Московским и всея Руси. Сам Алексий II прибыл в Киев, дабы собственным присутствием благословить действо. Но Миша-Филарет не хотел называться «митрополитом», он усердно требовал автокефалии. Синхронно действовала и украинская власть – она со своей стороны пыталась давить на РПЦ, забрасывала письмами даже администрацию Ельцина. Сами же иерархи православной церкви (в первую очередь, киевские) резко выступали против автокефалии, аргументируя: таким образом открывается дорога и католицизму, и сектантству на Украине. В итоге всей этой долгой тяжбы Миша-Филарет был признан раскольником, отречен от церкви. И создал свою Украинскую православную церковь Киевского «патриархата». Себя самого, естественно, в «патриархи» назначил. Украинская власть этому только аплодировала. О УАПЦ на время забыли. А новоявленный раскольник-«патриарх» Филарет написал константинопольскому Варфоломею I коленопреклоненное послание: мол, примите нас сирых назад, ведь Московская Патриархия учинила форменный погром. К тому же, забрала нас от Константинополя. В 1686 году.
Церковь «вселенского патриарха Вароломея» – это лишь несколько православных приходов в Турции. Власти разрешают ему служить всего четырежды в году. А ежели кого из православных священников увидят в рясе на улице, тут же отправят в тюрьму. Такие вот «вселенские». Но канонические, но признанные, в отличие от УПЦ КП. В борьбе с Москвой Миша-Филарет решил взять в союзники Варфоломея. Но как-то упустил свое детище, авкокефалистов. Здесь-то и вышел на первые роли Юра Исиченко, кандидат филологических наук – «отэць Игор». Вовремя подсуетился – да и объединил свою секту с …православной церковью США. А та – легальная, каноническая. И напрямую подчинена … константинопольскому Варфоломею. Варфоломей же заметался меж многих огней. С одной стороны, нельзя открыто выступить против Московской Патриархии – под ней миллионы верующих, признанный в обществе авторитет, поддержка страны. С другой, американцы, подталкивающие к канонизации украинских раскольников и автокефалистов. А меж ними самими в Киеве – война, как у «детей лейтенанта Шмидта», за территорию и расположение граждан.
Деваться некуда, пришлось «патриарху», орденоносцу СССР, Михаилу Антоновичу Денисенко, скрепя сердце, садиться за стол с каким-то Юрой Исиченко. К тому же, «пророссийский президент» Леонид Кучма неожиданно для многих официально принял набирающего силу «экзарха УАПЦ отця Игора». Очень хвалил, заявил ЕМУ ЛИЧНО о необходимости создания «поместной украинской православной церкви». И как тут быть престарелому Мише-Филарету? Понимал же: не найдет общего языка с более пронырливым Юриком – Кучма враз выкинет. А Варфоломей помогать не станет: американская православная братва уже сделала ставку на более молодого «отця Игора». Одновременно, как бы случайно, украинская пресса начала наезд на Мишу-Филарета. И особняки его показала, и о любви к красивой жизни начала мусолить. Но самое главное: выяснилось, что у «монаха» Филарета есть жена, а сам он – прекрасный отец для троих своих чад. Скандал мог получиться громкий. У Юры Исиченко явно возникали шансы стать «экзархом» всей УПЦ КП.
Да, Филарету пришлось договариваться.

Источник: anna-news.info

29-07-2015, 00:06 | 0 комментариев