Присоединяйся!
закрыть
Следи за жизнью дорогой редакции. Узнавай первым о наших новостях и обновлениях сайта. Общайся с тысячами других читателей
Официальные страницы в социальных сетях:

Украинскую армию спасут только массовые расстрелы

Киев уже не в состоянии контролировать ВСУ, бойцы дезертируют, грабят и отказываются воевать Целая рота ВСУ в полном составе отказалась выходить на позиции на линии соприкосновения в Донбассе. Об этом журналистам рассказал официальный представитель Народной милиции ЛНР Андрей Марочко. Разведка республик вообще часто радует общественность нелицеприятными фактами из будней украинских вояк, которые украинская пропаганда предпочитает замалчивать. Фактов таких пруд пруди. И отказ целой роты воевать — это вполне себе рядовое событие для ВСУ. Командир роты заявил командованию, что бойцы подразделения не желают воевать, ждут ротации и хотят вернуться домой живыми. Разумно. Военнослужащие — такие же наемные работники, как, к примеру, врачи или учителя. Вот, к примеру, если учителям не платят зарплату, заставляют работать сверхурочно, они что делают? Начинают забастовку с выдвижением требований повышения зарплаты, снижения трудовой нагрузки и т. п. Справедливо? Конечно. Вот и военные могут рассуждать точно так же. С одной лишь разницей: если учителя, врачи, да даже шахтеры или рабочие заводов не выйдут на работу, ничего катастрофического не случится. А вот если начнут бастовать солдаты на фронте… Кстати, в период военного времени забастовки рабочих какого-нибудь патронного завода тоже можно приравнять к госизмене — ведь не время думать о зарплате, когда Неньку терзает восточный «агрессор». А тут целая рота ВСУ. На фронте. Имеют ли право военные бастовать во время войны — вопрос сложный, смотря с какой стороны посмотреть: с чисто человеческой или с точки зрения государственных интересов. Иное дело, что нормальное государство хорошо знает формулу, согласно которой те, кто не хочет или не может кормить свою армию — кормят чужую. Но Украину едва ли можно назвать нормальным государством. И войну, которую она ведет против собственного народа, путаясь в формулировках (то ли «антитеррористическая операция», то ли отражение «российской агрессии», то ли вообще какая-то неведомая «операция объединенных сил»), едва ли можно назвать войной. Это не война, а карательная операция. Впрочем, начавшись как карательная операция против безоружных жителей Донбасса, она таки превратилась в полноценную войну, когда ополчение республик превратилось в профессиональную армию. Так что получают по зубам каратели не по-детски — с самого начала и по сей день. И потери у них вполне реальные и ощутимые. Так что, в общем, вполне понятно нежелание укровояк идти умирать непонятно за что. В патриотическую пропаганду верят разве что гражданские. Те, кто попадает на войну, сразу понимают, что армия в Донбассе вовсе не отражением «российской агрессии» и не борьбой с «терроризмом» занимается. Есть, конечно, идейные, всякие там «правосеки» (члены «Правого сектора», структура запрещена в РФ – ред.), но их все же меньшинство. Большинство — или попавшие по призыву, или же желающие заработать. Заработать не столько с помощью зарплаты, сколько банально на грабежах, блокадах и мародерстве. В любом случае умирать за фантомные интересы едынойкраины или смешные по мировым меркам деньги мало кто хочет. А тут еще командиры, по сути, гонят на убой. Как украинское командование относится к своим подчиненным — давно не секрет. Были случаи, что некие командиры посылали солдат на верную смерть в бессмысленную атаку, просто чтобы пошуметь. Или вовсе на минное поле отправляли и бросали там умирать. Жизнь украинского военного на фронте — не сахар. И ротация для него — это праздник. А случаи с задержкой ротации на несколько дней, недель и даже месяцев нередки. Многие проводят на фронте годы и медленно звереют. И когда в очередной раз холеного вида офицер, не знающий окопов, не нюхавший пороха, не хоронивший товарищей, спокойным тоном сообщает, что «ребята, смены нет», у некоторых в голове происходит взрыв. И хорошо, если этот взрыв проявится просто в отказе выполнять приказ, а не в чем-то покруче. В любом случае, когда целая рота начинает бунтовать — это уже серьезный звоночек. Тем более когда информацию об этом не удается скрыть и она просачивается во вражеские СМИ. Ну вот и что теперь делать с этими «забастовщиками»? Показательно расстрелять, чтобы другим было неповадно? Кстати, в армиях древних империй так и делали, помните про децимацию римлян? Какой бы дикой ни казалась эта практика, в те времена она работала. Сейчас времена другие, но отказ военного выполнять приказ в условиях войны во всех странах мира расценивается как измена и непременно приводит к трибуналу. Как сообщили в ЛНР, украинское командование выводит из зоны т. н. ООС всю 59-ю бригаду ВСУ. Андрей Марочко также рассказал, что с целью разбирательства на место дислокации роты прибыло подразделение украинской военной службы правопорядка, командир роты и командиры взводов задержаны. Как их накажут — не знаю. Наказание должно быть, с одной стороны, максимально жестким, с другой — перегибать палку и злить и без того злых людей не стоит. Я не раз слышал от бывавших на «той стороне» о настроениях в ВСУ. Там собственных командиров и режим Порошенко многие ненавидят гораздо больше, чем «сепаров», так что настраивать против себя собственную армию было бы опрометчиво. Читаю комментарии к новости о пресловутой роте, многие пишут, мол, молодцы мужики, поняли, что нельзя убивать своих, первое здравое решение на Украине, развернуться, и на Киев! Странно, что столько людей не понимают, что бойцы ВСУ просто не хотят умирать за чужие интересы, вот и все. И что ни на какой Киев никто не пойдет. А если кто переходит линию фронта — так это в большинстве случаев лишь потому, что путь к элементарному выживанию — один. Случаев перехода линии фронта полно, но таких, чтобы дезертир после остался воевать в рядах армий республик, все же не так много. Помню, как еще в начале весны 2015 года на отбитом ополченцами 31-м блокпосту над украинскими позициями рвались танковые снаряды, но стреляли явно не наши. Оказалось, это заехавшие не то «правосеки», не то «азовцы» так «кошмарят» ВСУшников, чтобы те в плен не сдавались. Как потом мне рассказали, бойцы ВСУ в долгу не остались и ночью нацистов просто вырезали. В прямом смысле слова. Дикость? Нет, это реалии этой войны. Кто-то потом удивляется, что на той стороне целые роты отказываются воевать? Да пусть их командиры спасибо скажут, что просто отказались воевать, а не постреляли их самих к чертовой матери. А ведь поводов более чем достаточно. Как сообщили в народной милиции ЛНР, морально-психическое состояние украинских военнослужащих ухудшается, солдаты ВСУ продолжают мародерствовать и устраивать пьяные разборки, участились случаи неуставных взаимоотношений, которые приводят к дезертирству и самоубийствам среди украинских военнослужащих. По словам Андрея Марочко, у бойцов ВСУ недостаточно продуктов, не хватает ни еды, ни воды, из-за чего они отказываются выдвигаться к линии соприкосновения. Кроме того, из-за дезертирства и уклонения от службы подразделения ВСУ зачастую укомплектованы лишь наполовину. В прошлом году был представлен доклад командующего сухопутными войсками Украины Сергея Попко, в котором говорилось, что военные части недоукомплектованы людьми, а денежное довольствие военным регулярно задерживается, что военнослужащие имеют проблемы с дисциплиной и боевой подготовкой. Кроме того, генерал обратил внимание на рост числа небоевых потерь и случаев суицида среди украинских военнослужащих. Как заявил в октябре прошлого года главный военный прокурор Украины Анатолий Матиос, за все время войны в Донбассе небоевые потери составили 2700 человек. «891 случай — болезни, 318 — ДТП, 177 — несчастные случаи, 175 — отравление (алкоголем, наркотиками), 172 — неосторожное обращение с оружием, 101 — нарушение мер безопасности, 228 — убийства, 615 — самоубийства», — заявил он. Матиос либо не в курсе реального положения дел, либо врет. Кстати, цифры Матиоса не только расходятся с цифрами, озвученными министром обороны, но и с его же собственными, озвученными ранее. Как бы там ни было, почти три тысячи человек небоевых потерь, более четверти которых пришлось на самоубийства, еще десятая часть на убийства — это очень серьезно. Все это — прямое следствие этой братоубийственной войны. Причем страдают не только силовики, но и мирное население. Не только от обстрелов. С апреля 2014 года фигурантами уголовных дел о военных преступлениях стали 43 тысячи военнослужащих, то есть около четверти всего состава ВСУ! По словам того же Матиоса, с начала войны по сентябрь 2018-го из украинской армии сбежали 33

16-01-2019, 17:16 | 0 комментариев